понедельник, 12 февраля 2018 г.

О ТОМ ЧТО И КАК?


Игорь Васильевич Курчатов в Радиевом институте, ок. 1930 года

Ровно 75 лет назад председатель Государственного комитета обороны СССР Иосиф Сталин подписал решение о создании атомной бомбы.

Несмотря на то, что глубокие научные исследования по урану начались в 1942 году, безумно обогатившиеся в ходе Второй мировой войны США опережали СССР технологически.

​Преодолеть этот разрыв было очень сложно: страна находилась в условиях тяжелейшей войны с нацистской Германией.

На Потсдамской конференции, начавшейся 17 июля 1945 года, 33-й президент США Гарри Трумэн заявил Сталину, что США воздали оружие неслыханной мощности: днем ранее в штате Нью-Мексико (США) американцы провели испытание плутониевой бомбы, получившей название «Штучка».

Сталин отреагировал на заявление Трумэна настолько спокойно, что западные лидеры подумали, что глава СССР просто не понял, о чем идет речь. Позднее заместитель Верховного Главнокомандующего ВС СССР Георгий Жуков подробно опишет этот эпизод.

«После заседания глав правительств Г. Трумэн сообщил И. В. Сталину о наличии у США бомбы необычайно большой силы, не назвав ее атомным оружием. В момент этой информации, как потом писали за рубежом, У. Черчилль впился глазами в лицо Сталина, наблюдая за его реакцией.

Но тот ничем не выдал своих чувств, сделав вид, будто ничего не нашел в словах Г. Трумэна. Как Черчилль, так им многие другие англо-американские авторы считали впоследствии, что, вероятно, И. В. Сталин действительно не понял значения сделанного ему сообщения».

Сталин все отлично понял! Известно, что после разговора с Трумэном Сталин во время перерыва конференции попросил своего помощника передать научному руководителю атомного проекта СССР Игорю Курчатову, чтобы он ускорил работу над урановым проектом.

Верховный Главнокомандующий СССР скрыл свои подлинные чувства как минимум по двум причинам. Во-первых, потому что это был открытый шантаж Трумэна по отношению к Советскому государству и проверка Сталина на психологическую прочность. Глава СССР еще раз получил доказательство того, что в отличие от Франклина Рузвельта Трумэн собирается разговаривать с СССР исключительно на языке силы.

Во-вторых, необходимо было сохранить режим секретности. Нельзя было допустить, чтобы вчерашние союзники по антигитлеровской коалиции заподозрили, что Сталин получает из Великобритании и США самые свежие разведданные о ядерных исследованиях двух государств.

Наиболее ценные разведывательные сведения СССР получал от немецкого физика-ядерщика Клауса Фукса, уехавшего в Англию в 1933 году, когда Гитлер пришел к власти. В 1943 году Фукса направили в Лос-Аламос (США) в научную лабораторию, в которой занимались разработкой атомной бомбы.

Другим важным источником информации был офицер британской разведки Джон Кернкросс, завербованный в середине 1930-х годов. Из США секретные документы поступали от физика-ядерщика Бруно Понтекорво.

Нередко можно столкнуться с утверждением, что ядерный проект СССР полностью повторял американский, поскольку советская разведка просто-напросто украла все необходимые сведения. В основе такого утверждения лежит либо полное непонимание того, насколько масштабен ядерный проект, либо банальное желание очернить советские достижения.

Даже обладая исчерпывающими разведданными, невозможно создать атомную бомбу без создания урановой промышленности, без успешного решения огромного количества научно-теоретических, экспериментальных и инженерных вопросов.

Разведка помогла максимально ускорить процесс реализации атомного проекта. Благодаря полученным сведениям удалось исключить ложные пути реализации проекта, увеличив шансы того, что первое испытание атомной бомбы будет успешным.

По словам Героя РФ разведчика Владимира Барковского: «Атомную бомбу сделала не разведка, а специалисты, опирающиеся на научно-технический и экономический потенциал страны.

Все советские люди должны поклониться И. В. Курчатову и его сподвижникам за то, что они в невероятно тяжелых, по сравнению с США, условиях сумели в сжатые сроки создать атомное оружие, чем предотвратили непредсказуемое развитие событий, могущее принять критический, даже роковой характер для нашей страны.

Разведка действительно сыграла немаловажную роль в создании советского атомного оружия, но противопоставлять друг другу ученых и разведчиков не следует».

Высокая вероятность критического и рокового развития событий действительно существовала. В СССР знали, что объемы производства урана-235 и плутония-236 позволяли США создавать по восемь атомных бомб в год. У советского руководства не было никаких иллюзий, для кого предназначался весь этот арсенал. США уже использовали атомные удары против мирного населения Хиросимы и Нагасаки.

Военный паритет был нарушен. Вполне вероятно, что США нанесли бы новые атомные удары, чтобы ликвидировать единственного конкурента на пути к мировому господству. Как видно из планов нападения на СССР, сомнения у Вашингтона возникали только относительно количества атомных бомб, необходимых для полного уничтожения промышленного потенциала СССР и деморализации Красной армии — сильнейшей армии в мире после окончания Великой Отечественной войны.

Например, первый план нападения на Россию, получивший название «Тоталити», появился у вчерашних союзников по антигитлеровской коалиции уже в ноябре 1945 года.

В рамках этого плана предполагалось уничтожение 20 важных советских городов с помощью обычных и атомных бомб. Военное руководство США считало, что в результате такой бомбардировки должны погибнуть не менее 10 млн советских граждан.

В середине 1948 года появился новый план нападения на СССР — «Чариотир». В этом плане американские военные настаивали на уничтожении уже 70 городов с помощью 133 атомных бомб, причем восемь их них пришлись бы на Москву, а семь — на Ленинград. В последующие два года войны предполагалось сбросить еще 200 атомных и 250 тыс. тонн обычных бомб.

План нападения «Оффтэкл», разработанный в октябре 1949 года, предусматривал уничтожение уже 104 советских городов 220 атомными бомбами, причем в резерве, на всякий случай, находилось 72 атомные бомбы.

Когда в августе 1949 года в СССР прошло испытание первой атомной бомбы, в Вашингтоне был срочно разработан план «Дропшот», который предусматривал начало коалиционной войны против СССР с 1 января 1957 года.

В будущей войне против России должны были участвовать до 20 млн солдат из стран НАТО и ряда других государств Европы и Азии. Однако штабные учения показали, что США не смогут достигнуть намеченных целей. В 1950 году вопрос о превентивной ядерной войне с СССР был официально снят.

Атомный проект СССР был подвигом всего народа, несколько лет назад спасшего мир от фашизма. На этот раз Советский Союз спас мир от новой атомной агрессии со стороны США. С создания ядерного, а потом и ракетно-ядерного щита началась история соревнования советской и американской ядерных доктрин.


Александр Вансю

Комментариев нет:

Отправить комментарий