понедельник, 8 января 2018 г.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И РЕАЛЬНОСТЬ


Вол – это охолощенный (кастрированный) бык, на Украине и в казачьих областях России его чаще всего так и называют – «бык». А быка-производителя, которого оставляют на племя, называют бугаем. Одного бугая достаточно для 40 коров, да и служил бугай делу оплодотворения коров несколько лет, поэтому остальных бычков стада кастрировали, и если они годились в работу, то не забивали на мясо, а приучали ходить в ярме - работать.

Вол за счет более коротких, нежели у лошади, но более мощных ног, развивает несравнимое с лошадью тяговое усилие. Упираясь загривком в верхний брус ярма, а грудью в нижний, пара волов потащит груз, от вида которого пара лошадей упадет в обморок. Правда, утверждают, что с обычными нагрузками лошадь чуть ли не на 40% выносливее вола. Кроме того, не сумели изобрести подковы для раздвоенного воловьего копыта, а посему вол не годится для обледенелых дорог – он на них как его мать, корова, на льду. Но вол чрезвычайно силен, покорен и работоспособен, и из-за своей силы до появления тракторов повсеместно применялся на Украине и казачьих областях для пахоты тяжелых земель - чернозёмов.

У вола ещё много достоинств, есть и недостатки, но в данном случае ограничимся фактом того, что на волах пахали под посев хлебов. В Киевской Руси, на нашей общей прародине, волы очень ценились. В «Русской правде» Ярослава Мудрого были установлены штрафы за убийство чужого животного. Штраф за вола вдвое превышал штраф за жеребца и равнялся штрафу за редкого в те времена кота. Вол добывал хлеб, кот его охранял от мышей.

А теперь о том, о чем мне хочется написать, - о своих соображениях относительно старых русских мер, о том, чем они являлись в жизни наших предков.

Мы сейчас пользуемся метрической системой мер, она искусственна, создана умом и от этого достаточно удобна. В ее основе лежит метр – величина, ни к чему в человеческой деятельности не привязанная. Метр – это примерно одна сорокамиллионная часть земного меридиана. Один кубический метр воды – это тонна, кубик со стороной в 0,1 метра называется литром, один литр воды весит один килограмм. Удобно и понятно, что тут к чему.

Но вспомнишь об исконных русских мерах и тут одни вопросы. Почему наши русские предки выбирали в качестве единиц те или другие величины? Иногда об этом кое-что известно, но чаще всего известно только то, что все старые меры привязаны собственно к самому человеку или к его деятельности. Но, даже зная это, трудно понять, в связи с чем, скажем, русский человек выбрал в качестве меры веса пуд и фунт, почему мерой сыпучего объема у него была огромная емкость в 2,5 м3 – ласт? Почему 1/12 часть ласта была названа четвертью, а не двенадцаткою? Четвертью чего она являлась? Десятой частью чего являлась мера земельной площади – десятина?

Англичане замерили длину стопы своего короля (надо думать – обутого) и приняли ее в качестве единицы длины, так ее и назвав – фут (нога). В метрической системе мер это 30,5 см. То же сделали русские: вольный шаг среднего мужчины они сделали единицей длины. («Пехотный шаг – аршин. В захождении – полтора». А.В. Суворов. «Наука побеждать»). Само слово «аршин» татарское (в старославянском языке нет слов, начинающихся с буквы «а»). Затем шаг промерили расстоянием между раздвинутыми большим и указательным пальцами и согласились, что в аршине четыре таких пяди. Промерили пядь и договорились, что в пяди примерно четыре длины наружной части верхней фаланги большого пальца – вершка. Получилось, что в аршине (71 см) четыре пяди или 16 вершков. Но эта мера была маловата, поэтому взяли еще одну – расстояние от пальцев левой ноги до конца пальцев правой поднятой вверх руки. Это расстояние назвали саженью (213 см) и договорились, что в сажени помещаются три аршина.

С мерой веса сложнее. В основе ее лежит фунт, причём, созвучные «фунт», «пуд» и английский «pound» (паунд), происходят из латинского pondus — вес. Ну, вес и вес, но почему во всех странах мера веса «фунт» находится в пределах от 0,4 до 0,5 килограмма? Русский фунт, к примеру, весит 409 грамм, почему этот вес в 409 грамм был так примечателен для наших предков?

Соображений по этому поводу я ни у кого не встречал.

В России фунт состоит из 96 золотников (4,26 грамма), название этой единицы веса чисто русское и прямо указывает на ее применение - для взвешивания золота. Но! Не золотники составляли фунт, а фунт делился до тех пор, пока число частей в нем не приблизилось к 100. Если бы было наоборот, то тогда 100 золотников составляли бы фунт, а из числа 96 видно, что сыпучий материал весом в фунт делился на 2, затем еще на 2, затем еще, еще и еще и получалась 1/32 часть фунта, которую назвали лотом. Но для золота это была еще крупная единица. Если бы разделили лот на 2 и еще на 2 части и назвать остаток «золотник», то получили бы число золотников в фунте 128 – число, очень трудное для счета. Поэтому лот разделили на 3 и получили золотник. А число 96 считать легко – надо считать сотнями, а потом добавлять к остатку или отнимать по 4 с каждой сотни. К примеру. У вас 720 золотников. Сколько это фунтов? Делим 720 на 100, получаем 7 сотен и 20 в остатке, с каждой сотни отнять по 4, будет 28, добавляем их к 20 и получаем ответ: 7 фунтов и 48 золотников (или 7 1/2 фунтов).

Итак, вопрос остался: «А сам фунт – это что за такой важный для наших предков вес?»

Не знаю, что вы придумаете, а я полагаю, что вес важен при расчете хлеба для еды. Калории, дающие нам энергию, поступают с весом хлеба, а не с его объемом. Хлеб может быть пышным, а может быть испечен из плохо подошедшего теста, он может быть вкусным и не очень, но наедаются весом хлеба, а не его объемом. И в те времена хлеб был основой питания и даже оперативного искусства. Скажем, в войнах XVIII века европейские генералы были подобны шахматистам, которые переставляют фигуры с клетки на клетку. Такими клетками у генералов были хлебные склады-магазины. Армии уходили с этих баз с запасом хлеба на 8 дней и не могли отойти от них более чем на это время. Если объект атаки был дальше, то занимался промежуточный пункт, туда завозился хлеб, и армия начинала действовать уже с этой базы. А противник в это время старался расположить свои хлебные магазины так, чтобы, оперируя с них, отрезать нападающего от путей снабжения хлебом. Это считалось оперативным искусством генерала, поскольку сами битвы – это тактика.

Отметим, что из-за хлебного лимита армии старались использовать весь световой день для похода или маневров и солдаты ели, по сути, два раза в день – утром и вечером. А в нашей стране полгода световой день и так недостаточен для работы, поэтому и наши предки, даже не воюя, полгода тоже ели два раза в день. Возникает вопрос, а сколько нужно хлеба, чтобы наш предок мог насытиться им при двухразовом питании?

Этот вопрос заинтересовал Петра I, когда он создавал регулярную армию. Он встал в строй пехотного полка и делал все, что полагалось делать солдату. Его кормили до отвала, но подсчитывали, сколько и чего он съел. (Петр ввел в рацион солдат перловую кашу, признав ее очень питательной, в мое время ее называли в армии «смерть танкиста» из-за ее быстрой приедамости). Спустя какое-то время подсчитали, сколько и чего царь (крупный мужчина) съел в расчете на день. И до революции это была нормой солдатского питания, т.е. нормой тяжело работающего мужчины. По хлебу она была равна 2 фунтам в день в сухом виде.

Хлеб и крупа – это было единственное продовольствие, которое выдавалось в русской армии натурой, подо всё остальное (мясо, овощи, соль и т.д.) давались деньги солдатским артелям и они закупали это сами. В «Справочной книжке для офицеров» за 1913 г. сообщается: «Провиант, т.е. мука (или хлеб, или сухари) и крупа, отпускаются большей частью в натуре из магазинов на каждого человека по действительному числу дней в году». Норма была единой и составляла 2 фунта сухарей в день либо 2 фунта и 25 1/2 золотников муки (муку в ходе помола увлажняют, и в ней может содержаться до 15% влаги). Припек – увеличение веса хлеба по отношению к взятой муке – зависит от качества муки и составляет от 30 до 50%. В русской армии припек, надо думать, принимали в 50% и свежего хлеба выдавали 3 фунта в день.

Отсюда у меня гипотеза: фунт – это вес сухого хлеба, который средний мужчина должен съесть за раз при двухразовом питании или свежего хлеба при трехразовом питании, чтобы выполнять тяжелую физическую работу. Поэтому его и приняли эталоном веса, и этот эталон имел практический смысл и был связан с человеком.

То, что я сказал выше, не единственное доказательство данной гипотезы.

Но сначала о следующей мере веса – пуде. Пуд (16,3 кг) состоял из 40 фунтов, и это тоже странно. Почему не заложили в пуд 10 фунтов или, наконец, 100? Конечно, 40 – число тоже достаточно удобное для счета, но не для деления практических вещей. Вот у нас отсыпан конус зерна. Его легко разделить на 2 равные части и, немного подумав, на 3 равные части. Чтобы разделить его на 5 частей (для конечного деления на 40), нужно уже знать геометрию или заниматься длительным подбором пяти равных хорд. И если наши предки все же заложили число 40 в основу счета веса, то у них должны были быть для этого веские основания, тем более, что следующая единица веса — берковец — состояла из 10 пудов. Сразу ответить на вопрос, почему в пуде 40 фунтов, нельзя, нужно перейти к мерам объема сыпучих тел.

Сами понимаете, что точным подсчетом веса речного песка в те годы никто заниматься не стал бы, а если такой подсчет и требовался, то считали песок возами. Точно нужно было считать только зерно, и все русские меры объемов сыпучих тел – это хлебные меры.

Что было истинным эталоном хлебной емкости, я нигде не нашел, но, судя по тому, как делятся хлебные меры, эталонным объемом был ласт (2519 литров). Этот объем делился на 12 четвертей (209,9 л), четверть по 2 осьмины (105 л), осьмины на 4 четверика (26,24 л). Четверик назывался также мерой, что прямо указывает на то, что существовала ёмкость с царским клеймом и вместимостью в четверик и этой емкостью перемеряли объемы зерна. Четверик делился на 8 гарнцев (3,28 л) и 16 полугарнцев (1,64 л) - меры для кормления лошадей (работающей лошади или лошади под седлом полагался в сутки гарнец овса). То, что хлебные меры меньшие единицы получены путем деления ласта, говорит, что этот объем был чем-то, что имело практический смысл, и было тесно связано с жизнью наших предков. Ласт огромен, заполненный рожью он весит 111 пудов (около 1,8 т), в те годы этот объем в своей целости был нетранспортабелен и неподъемен. В те времена ласт чаще всего представлялся в виде 24 мешков с зерном, но, как видите, именно он был важен нашим предкам и именно как базовая единица веса. Так что для наших предков эта единица значила?

Подойдем к вопросу с другой стороны. Представим себя семьей хлебопашцев Киевской Руси дорюриковых и сразу послерюриковых времен. Живем на плодородном, почти степном черноземе, пашем землю, сеем пшеницу, пасем скот. Земли вокруг – навалом, паши – не хочу.

И возникает первый вопрос, а сколько пахать-то?

Население городов незначительно, товарного хлеба ему много не продашь, торговые пути таковы, что хлебом торговать невозможно (морских путей нет, до портов добраться – по пути весь хлеб сам и съешь). Княжеская дружина – шайка разбойников – сама каждое лето ищет, кого бы в соседних странах пограбить и на свое содержание много хлеба не требует. Получается, что сеять хлеб в принципе нужно практически только для своей семьи. А какова она?

Наверное, она такая же, как и к началу XX века, когда в России еще не распространяли презервативы и не внушали необходимость сокращать семьи. К 1913 г., как дружно сообщают и «Настольная книга земледельца», и «География России», численность средней крестьянской семьи определялась в 6 человек (при трех работниках). А сколько нужно собственно хлеба для годового пропитания 6 человек? «География России» в этом вопросе тоже определенна – 12 пудов на среднюю душу. Но это в 1913 г., когда скота было уже мало (в 1913 г. крупного рогатого скота в России было на 29% меньше, чем в 1870 г., а мелкого – на 51%). А у нас, в примере киевской старины пастбищ много, скота мы держим, сколько хотим, и всю зиму едим мясо. Так что собственно хлеба нам нужно даже меньше, нежели крестьянину в начале ХХ века. Поэтому норму в 12 пудов на душу можно брать смело. Итого: нам нужно вырастить хлеба для питания 72 пуда на нашу среднюю семью.

Теперь возникает вопрос, а сколько нам нужно вспахать и засеять, чтобы на питание остались эти самые 72 пуда? Вопрос этот сложный по всем параметрам. К примеру, хотя бы потому, что меру земельной площади под посев – десятину – наши предки определяли явно не геометрией – не умножением сторон квадрата или прямоугольника. Складывается впечатление, что эти площади уже впоследствии были обмеряны, и десятин в России оказалось столь много, что даже к моменту замены их на гектар какой-то единой для всех общепринятой десятины еще не смогли установить. Малая советская энциклопедия упоминает о таких: «Десятина – прежняя мера площади в 2400 саж.2 (60х40, 30х80 и др.). Введена в 1753. Кроме «казенной» Д. встречались: хозяйственная Д. – 3200 саж.2 и 3600 саж.2, квадратная Д. – 2500 саж.2 (50х50) и др. В древней Руси землю мерили единицами посева или четями; в Д. считали 2 чети. Д. = 1,093 га».

За словами «и др.» крылась не только «экономическая» десятина в 2200 кв. сажен, но и сам подход русского крестьянина к мере земельной площади. Его эта площадь сама по себе не интересовала, его интересовало то, сколько зерна с этой площади земли он может взять, и именно это было для него основой измерения площади земли. Но Россия огромна, климат и земли резко отличны, и та единица зерна, которую крестьянин обязан и хотел взять с земли, в разных районах могла быть получена с разных площадей, вот размер земельной площади и блуждал, отличаясь чуть ли не в два раза. Но название площади «десятина» русские сохранили с древности, а это больше, чем что-либо говорит о том, что мало-, бело- и великороссы - один народ. Однако в небольшой по своим размерам Киевской Руси, откуда мы все родом, эта десятина наверняка была в основном одинаковой, стандартизированной.

Поэтому, двигаясь дальше в своих рассуждениях, нам надо прикинуть, какой урожай мы с этой самой десятины собираемся снять? Конечно, нам бы хотелось какой-нибудь 100-пудовый урожай, ну а если бог дождичка не пошлет? Поэтому, как люди здравомыслящие, мы будем делать расчет на минимальный урожай, а таким урожаем на Руси был урожай сам-три, меньше – это уже недород. Вот это числительное после «сам-» означало, во сколько раз урожай превышает вес высеянного зерна, вес семян. Естественно, существовала и средняя норма высева (вес этого «сама»), которой и считали урожай при любом посеве. Если мы подсчитаем среднее по всем видам хлеба, то получим, что это среднее посевное количество было около 8 мер (четвериков). А 8 мер – это четверть. Отсюда следует, что физический смысл четверти – это норма высева семян на десятину.

Тогда и урожай сам-три являет собой объем в три четверти зерна с десятины. Одну четверть надо оставить на семена, на еду остаются две четверти, или 16 мер (четвериков). Мера, заполненная зернами яровой пшеницы, вмещает в себя 48 фунтов, или 1,20 пуда; озимой рожью - 46 фунтов (1,15 пуда). С одной десятины получим на еду 19,2 пуда пшеницы или 18,4 пуда ржи. И чтобы получить для еды 72 пуда на семью, нам нужно засеять пшеницей 3,75, а рожью 3,91 десятины. Округлим, естественно, в большую сторону. Получим 4 десятины, для засева которых требуется 4 четверти. Чувствуете, откуда произошло название наиболее употребимой русской хлебной единицы объема - четверть? Это четверть того, что нужно весной засеять, чтобы получить хлеб на семью из 6 человек, и семена для посева в будущем году.

Московские и владимирские князья, сманивая крестьян на свои пустынные земли, давали им «семена и емена». А сколько это? На семена 4 четверти, на «емена» - 8 четвертей, в сумме 12 четвертей… или ласт! То есть ласт – это одновременно и минимально терпимый урожай, и те семена, которые осенью нужно внести в амбар, чтобы было и чем посеяться на будущую весну, и не голодать. Но бог-то милостив - он пошлет урожай и сам-пять, и сам-семь, тогда излишек хлеба по санному пути будет свезен и князю в Киев, и в Чернигов на базар. И вполне естественно, что ласт был той забытой единицей объема хлеба, которая единственно и имела смысл для крестьянина, поскольку касалась его жизни и смерти.

Ну, а теперь если мы возьмём и в клеймённую ёмкость, объёмом в «меру» («четверик») насыплем не зерно, а муку, то сколько эта мука будет весить? Правильно: чуть больше 16 кг или примерно пуд. То есть пуд – это вес муки объемом в четверик.

От хлебной меры пошла и русская единица жидкости – ведро. Это наверняка сначала было ровно половина четверика (половина 26,24 литра), но потребовалось как-то соотнести меру жидкости с водой, ведь ведро предназначается главным образом для нее. И поэтому подогнали половину четверика под вместимость 30 фунтов воды. Получили емкость в 12,29 литра. Десятая часть ведра – штоф, двадцатая – водочная бутылка, у винной объем 1/16 ведра, сотая часть ведра – стопка, двухсотая – шкалик (около 60 г). (Как видите, русская стопка (121 г) была повместимее советской 100-граммовой, но, правда, тогда и водка была в 30°.)

Но вернемся к земельной площади. Как пишет энциклопедия, единицей посева была «четь» – половина десятины и, как мы разобрались, это площадь, засеваемая одним мешком семян – осьминой. На десятину шло два мешка - четверть, и, тем не менее, в обиход вошла именно она – десятина, а не четь. Почему? Думаю, потому что иное название чети – «двадцатина» - звучит не только не очень хорошо, но и счет четей вызывал затруднения.

Когда я спросил отца, крестьянствовавшего на землях, близких к землям Киевской Руси, что такое десятина, он быстро ответил: «160 на 16 сажен». Такая площадь десятины (2560 кв. сажен) была у них в Екатеринославской губернии. Она примерно равна «квадратной» десятине в 2500 кв. сажен, но здесь характерно соотношение ширины и длины 1:10. Я спросил, что такое 160 сажен? И он ответил: «Гон».

Поле пашется двумя полосками, которые называются загонами, и их длину выбирают так, чтобы тянущие плуг или соху животные прошли ее на одном дыхании, отдохнув при развороте плуга, когда он вынимается из земли и перевозится на другой загон – на другой конец поля, с которого пахота идет в обратном направлении. Расстояние, которое животные тянут на одном дыхании, – гон. Идеально, когда гон и длина загона равны. Если длина загона состоит из нескольких гонов, то падает производительность, так как животное вынуждено отдыхать специально на полпути – в борозде, а не автоматически – при переходе без нагрузки. Были лошади, которые и 40 сажен без передышки протянуть соху не могли, а вот 4 пары быков, тянули без передышки плуг по украинскому чернозему свыше 500 сажен не останавливаясь! Но 4 пары быков – это у помещика, а у крестьянина – пара. Вот она и тянула плуг без отдыха 160 сажен. Когда ширина обоих загонов становилась равной 1/10 гона, для посева требовалась четверть (два мешка) семян на оба загона, или по мешку на загон, ну и вспаханное поле под четверть семян назвали десятиной по соотношению длины загонов и их суммарной ширины.

Вот и оцените. Бык стоял в основе практически всей старой русской системы мер. Он определил единицу площади пахотной земли, посредством этой единицы повлиял на единицу зернового объема, а через нее – на единицы объема жидкостей и на единицы веса. Славное животное. И добродушная морда быка-хлебопашца Киевской Руси на гербе России смотрелась бы ничуть не хуже, чем нынешняя птичка из Чернобыля.

Все, что я написал выше, - гипотеза, но она мне нравится, поскольку ее логика подтверждается числами.

А теперь о том, как мою «воловью» гипотезу подтверждают историки Великобритании.

В основе всех мер длины у англичан расположился акр - мера площади. При оценке того, сколько это, можно прочесть, что акр равен 0,405 гектара, но, на самом деле, в гектарах акр никогда не мерялся, поскольку является очень старой (как и десятина) мерой площади. Акр - это площадь, которую один крестьянин с ОДНИМ ВОЛОМ мог обработать за день! И опять же, акр это не квадрат, а прямоугольник, в современном британском измерении это прямоугольник в 660 футов (220 ярдов) в длину и 66 футов в ширину. Но на самом деле это не 660 футов на 66, а один фарлонг (furlong - длинная борозда) на одну десятую фарлонга, а фарлонг это длина борозды, которую может на одном дыхании вспахать ОДИН ВОЛ (ну чем акр это не десятина одного вола?).

Соответственно, одна британская миля это не 1609 метров, а 8 фарлонгов или 5280 футов. Поскольку очевидно, что это футы подгонялись под фарлонг, следовательно, в основе всех британских мер длины лежит фарлонг, а стоит за британскими мерами всё тот же вол.

Вот ведь насколько полезная была скотина.

Ю.И. МУХИН

Комментариев нет:

Отправить комментарий